Конституционный Суд Российской Федерации уже давно – в 2012 году – постановил, что цель исполнительского (имущественного) иммунитета, установленного в отношении жилых помещений, являющихся для должников и членов их семей единственным пригодным для постоянного проживания жильем (абз. 2 ч. 1 ст. 446 Гражданского процессуального кодекса), – не в том, чтобы в любом случае сохранить за должником принадлежащее ему жилое помещение, а в том, чтобы гарантировать этому лицу и членам его семьи уровень обеспеченности жильем, необходимый для нормального существования. В связи с этим федеральному законодателю было рекомендовано установить пределы действия исполнительского иммунитета, чтобы в ситуации, когда единственное жилье должника по своим характеристикам явно превышает разумную потребность самого должника и членов его семьи в жилище, можно было, с одной стороны, обеспечить возможность удовлетворения требований кредитора, а с другой – сохранить для должника и его семьи жилищные условия, достаточные для нормального существования (Постановление КС РФ от 14 мая 2012 г. № 11-П).

Поскольку до сих пор соответствующие изменения в законодательство не внесены, КС РФ пошел дальше и весной этого года уточнил свою позицию, указав, что нормы об исполнительском иммунитете – абз. 2 ч. 1 ст. 446 ГПК РФ и связанное с ним положение п. 3 ст. 213.25 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ (далее – Закон № 127-ФЗ), устанавливающее правило об исключении из конкурсной массы имущества, на которое в соответствии с ГПК РФ не может быть обращено взыскание, – не могут являться нормативно-правовым основанием безусловного отказа в обращении взыскания на единственное жилое помещение должника в ситуации, когда суд считает применение исполнительского иммунитета необоснованным (Постановление КС РФ от 26 апреля 2021 г. № 15-П; далее – Постановление № 15).

То есть Суд фактически разрешил не применять исполнительский иммунитет при условии, что такое неприменение не приведет к тому, что должник и члены его семьи останутся без пригодного для проживания жилого помещения, площадью по крайней мере не меньшей, чем по нормам предоставления жилья на условиях социального найма, в пределах того же населенного пункта, где должник и его семья проживают. Таким образом, схема, которую на практике пытаются реализовывать кредиторы: предоставить должникам пригодные для проживания жилые помещения меньшей площади, чем их единственное жилье, и за счет средств от реализации последнего получить удовлетворение своих требований, становится допустимой. На это прямо указал КС РФ, подчеркнув, что порядок предоставления кредитором должнику такого замещающего помещения будет устанавливать суд.

Кроме того, КС РФ напомнил, что суды могут отказывать в применении исполнительского иммунитета и в случае, если будет установлено, что само приобретение жилого помещения, формально защищенного таким иммунитетом, связано со злоупотреблением правом, и перечислил некоторые обстоятельства, которые суды вправе учитывать, оценивая поведение должника в период, предшествующий взысканию долга.

Принятие Постановления № 15-П не снимает с федера